ВОСКРЕСЕНСКАЯ СЛОБОДА
Суббота, 24.06.2017, 20:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
» Меню сайта

  • Информация о сайте
  • Каталог файлов
  • Каталог статей
  • Дневник
  • Форум
  • Фотоальбом
  • Гостевая книга
  • Обратная связь
  • Доска объявлений
  • ТОРГОВЫЕ РЯДЫ
  • Страница размещения
  • Вопрос/ответ
  • Собор Св.Троицы г.Ангарск
  • » Категории раздела
    Мои статьи [68]
    Статьи наших гостей. [0]
    Статьи гостей, тематика: Вера, психология, педагогика православная, исскуство, Россия.
    Психология [0]

    » Наш опрос
    Нужен ли Российской армии институт военного священства (капелланов)
    Всего ответов: 355

    » Статистика

    » Форма входа

  • Главная » Статьи » Мои статьи

    Православие и война

    Священник Николай Ершов

     

    ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ

    ВОИНСКОЙ СЛУЖБЫ В РОССИИ

     

    Может ли христианин служить в армии, принимать присягу, брать в руки оружие? Не противно ли духу любви христианской посвящать свою жизнь на упражнение себя в искусстве отнимать жизнь у подобных себе людей? Совместен ли Крест Христов с мечом воина?

    Христианское отношение к воинской службе естественно вытекает из ответов Церкви на самые фундаментальные вопросы веры – такие, как происхождение зла, природа насилия, возможность применения силы в борьбе со злом. Объясняя происхождение зла и насилия в мире, Церковь исходит из двух самых существенных положений христианского вероучения: о грехопадении человека и его искуплении Сыном Божиим Господом Иисусом Христом.

    Библия и Церковь учат, что зло не было сотворено Богом, но получило доступ в наш мир чрез падение первых людей. Вместе со злом в мир вошло насилие. Отношения любви и взаимного доверия, связывавшие человека и Бога в раю, сменились отношениями власти и подчинения. Но такие отношения могут строиться только на силе.

     Оставленная Божественною благодатью падшая человеческая душа стала не в силах добровольно удерживаться от зла и уже в первом поколении сыновей Адама вспыхивает вражда, заканчивающаяся страшным грехом братоубийства. Для того чтобы ограничить разгул насилия на земле, Бог учреждает гражданскую власть и наделяет ее правом вершить расправу над преступниками вплоть до смертной казни. «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукой человека» (Быт 9,6) – таков один из пунктов завета, данного Богом родоначальнику послепотопного человечества Ною.

    Так уже в первых библейских главах нам дается откровение о том, что глубинным источником любых социальных несправедливостей, войн и конфликтов являются не какие-то исторические ошибки человечества, а первородный грех – внутренняя испорченность человеческой природы. И потому Церковь отвергает утопические представления о наступлении на земле светлой эпохи, в которую исчезнут вражда и преступления и ненужными станут войска  тюрьмы. Это не значит, что зло непобедимо. Напротив, христиане верят в то, что победа над злом уже состоялась. Своей Крестной смертью и воскресением Христос одолел силу ада и смерти. Но эта победа не освобождает автоматически человека от рабства греху. Зло так глубоко укоренилось в человеческой природе. Что освобождение от него достигается только перерождением этой природы. Веря в наступление Царства правды, Церковь в то же время утверждает, что наступит оно не здесь. А до той поры, пока существует наша земля и мы на ней, должны оставаться власти и воинства, призванные противостоять разрушительной силе зла.

    Однако война – дело жестокое. Может ли быть на ней место христианской любви? Или воин должен забыв о ней, учиться «науке ненависти»?

    И Священное Писание, и многочисленные примеры из жизни святых говорят нам о том, что нет такого места и времени, когда христианин должен забывать о любви. В старые времена на Руси, вознося молитвы о русском воинстве, сражающемся «за веру, царя и отечество», святая православная Церковь именовала его воинством Христолюбивым. Какое почетное и какое поучительное название. Заслужить такое звание есть поистине высшая награда для каждого воина-христианина. Что же для этого надо?

    Надо в первую очередь любить Христа больше и превыше всего, любить не языком и словом, а делом и истиною, то есть исполняя святые заповеди Его, убегая невоздержания, сквернословия, лжи, буйства и притеснения ближних, употребляя мужество свое не на поражение только врагов отечества, а и на низложение своих собственных страстей, одушевляясь к перенесению трудностей своего звания не только похвалою начальников, не достижением внешних отличий, а постоянно устремляя взор к тем нетленным венцам, которые некогда возложит на главу победителей Сам Владыка неба и земли. Одним словом, надо оставаться христианином во всех своих поступках, мыслях и движениях сердца.

    Это непросто. Воинская служба не легка сама по себе. Помимо физических тягот и лишений она несет с собою необходимость решать острые нравственные вопросы. Она требует высочайшего духовного напряжения. Но христианин не должен отчаиваться, и чувства беспомощности не должно быть у него. С ним Христос – Тот, Кто сказал своим ученикам: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир»(Ин.16:33).

    Если христианин останется верен своему званию, то он увидит, что воинская служба не только не мешает, но в высшей степени способствует раскрытию христианских добродетелей в человеке. Где еще вы найдете такое служение, которое требовало бы столько самоотречения, мужества и бодрствования духа?

    В трудных условиях воинской службы и, особенно, на войне резче проступает черта, отделяющая свет от тьмы, добро от зла. Воин-христианин должен всегда помнить, что никакими ссылками на то, что он, «исполнял приказ», он не уйдет от суда Божия, если доверенный ему меч он сознательно использовал для насилия и служения злу. Даже тогда, когда помимо своей  воли, он вынужден участвовать в несправедливой войне или исполнять несправедливый приказ, его личная добрая воля и личные поступки могут служить добру. Солдат, невольно участвующий в несправедливой войне, не несет ответственности за самый факт своего участия, но отвечает за свои личные злодеяния и акты ненависти, совершенные на этой войне.

    Каждый христолюбивый воин должен помнить, что меч вверен ему не только властью земной, но и Божией, что он, носящий меч, есть «Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13: 4), и отвечать ему – перед Богом.

    На Тайной вечери прощаясь с учениками, Христос сказал им: «Новую заповедь даю вам, да любите друг друга; как и Я возлюбил вас…» (Ин. 13: 34). А мы знаем, как возлюбил Христос: Он отдал за нас Свою жизнь. Нет больше той любви, как если кто положит свою душу за друзей своих (Ин. 15: 13).

    Кто исполнил эту заповедь. Тот вступил в меру сыновства богу, стал одним из тех, про которых сказаны удивительные и радостные слова: таковой «на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5: 24). Потому венчая славою всех подвижников благочестия, святая Церковь с самого начала ставила на особое место мучеников, то есть тех, кто отдал свою жизнь за Христа. Усматривая в этом самое прямое уподобление Христу в его подвиге, самую глубокую и нежную преданность Ему. Только на мощах святых мучеников дозволялось возводить храмы, служить Литургию. Только в этом чине причислялся христианин к лику святых сразу после кончины без удостоверения его святости посмертными чудесами.

     И когда христианин вступает в бой, он воодушевляется более всего тем. что если поставила его в среду смертных опасностей не одна только необходимость службы, но и любовь к отечеству, то и смерть его на поле брани будет приравнена к мученичеству. И потому, если обыкновенный воин воспринимает смерть на войне как необходимое зло, то воин христолюбивый прозревает в ней духовное благо. Он помнит, как Христос обещал, что чего бы человек не оставил ради имени Его, он во сто крат получит взамен (Мф. 19: 29), - и верит Его обещанию. А потому является воином самым мужественным и неустрашимым.

    Готовясь к сражению, христолюбивый воин должен в первую очередь утвердиться в решении исполнить то, что от него требует долг службы. «Человек с двоящимися мыслями нетверд во всех путях своих» (Иак. 1: 8), не надежен и воин нерешительный, а тем более робкий. Решимость же эту где и почерпнуть, как не в молитве? Нужно помнить, что воин христианский силен в брани не одним мужеством и храбростью, не оружием видимым, но более всего верою, молитвою и упованием на Бога. когда молитва растворена живою верою, тогда она сильнее оружия вещественного. Недаром апостол Павел сказал о героях Ветхого Завета: «верою побеждали царства» (Евр. 11: 33). Христианину есть чему поучиться у ветхозаветных воинов, личная храбрость которых покоилась на беззаветной вере в то, что Господь не может оставить своих сынов, если те сражаются за правое дело. Когда евреи опускались до служения идолам и погрязали в грехах, Господь отступал от них, и они терпели поражение в войнах. То же случалось, когда они вместо упования на Господа начинали полагаться на силу оружия или могучих союзников, как понадеялись они на помощь Египта – и попали в плен к царю Вавилона. Но когда оказывались они крепки в вере, неизменно происходило чудо и Господь спасал их из, казалось бы, безвыходных положений. Так было при царе Езекии, когда Иерусалим осадили  войска ассирийского царя Сеннахирима. Перед этим Сеннахирим разрушил до основания великий Вавилон, и весь мир содрогнулся от ужаса перед его мощью. Было покоерно северное Израильское царство, взяты все укрепленные города Иудеи. Теперь ассирийцы стояли у стен Иерусалима и требовали сдачи города, угрожая св случае отказа покарать жителей самыми страшными казнями. Надеяться было не на что. Но когда Езекия послал спросить пророка Исайю, как ответить на ультиматум, Исайя передал: «так говорит Господь о царе ассирийском: не войдет он в сей город, и не бросит туда стрелы…Тою же дорогой, которой пришел возвратится» (4 Царств. 19: 32-33). И как только царь принял решение не сдаваться, надеясь на помощь Божью, случилось чудо: «пошел Ангел Господень и поразил в стане ассирийском сто восемьдесят пять тысяч», - так сообщает Библия (4 Цар. 19:35). Историки  до сих пор точно не знают, что случилось с ассирийцами. По одной версии их поразила эпидемия чумы, согласно же египетской легенде на войска напали полчища крыс, повредивших колчаны, тетивы и рукоятки щитов, так что завоеватели остались без оружия.

    О чем же молиться воину? О том, чтобы господь помог ему честно и грозно совершить предстоящее дело, исполнил сердце его мужеством, даровал силы душевные, подкрепил силы телесные, не допустил до малодушия, сохранил жизнь и здравие среди сени смертной.

    Укрепив себя молитвою, воин должен примириться с ближними своими. Ведь он готовится принести в жертву богу свои силы, здоровье, а может и самую жизнь. А Господь сказал «пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:24). Просить друг у друга прощения перед боем было в обычае русских воинов. Перед штурмом  предместья Варшавы в 1794 году великий Суворов так и обратился к отряду: «Мы приступаем к делу важному и решительному: как христиане, как русские люди помолимся Господу Богу о помощи и примиримся друг с другом. Это будет хорошо, это по-русски, это необходимо».

    Приготовившись таким образом, воин христианин должен без колебаний и страха вступить в брань. «Совершенная любовь изгоняет страх» - так учит Слово Божие (1 Ин. 4: 18), то же внушает каждому из нас и личный опыт, и примеры из исторической жизни государств и народов, свидетельствующие, что много славных и решительных дел совершалось и совершается мужеством, и ни одного – страхом. Известно, что в боях храбрые и впереди идущие нередко остаются живы и невредимы, а робких и позади убивают. Английский христианский писатель Г.К.Честертон говорил, что слова Христа: «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Мф. 16:25), - должны быть вписаны в боевой устав, настолько точно они отражают реальность.

    В Библии описывается такой случай. Во время войны с сирийцами пророк Елисей , принимавший участие в военных действиях, попал со своим слугой в окружение. При виде многочисленности вражеского войска слуга впал в уныние, но Елисей сказал ему: «Не бойся, потому что тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними, И молился Елисей, И говорил: Господи! Открой ему глаза, что бы он увидел. И открыл Господь глаза слуге, и он увидел, и вот, вся гора наполнена конями и колесницами огненными кругом Елисея » (4 Цар.6:16-17).

    Духовному взору слуги Елисея открылось то небесное воинство, о котором позже упоминал Спаситель: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моею, и Он представит мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Мф.10:29-31). Это воинство окружает и каждого верного христианина, готовое выступить ему на помощь по первому повелению Бога. «Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего. У вас же и волосы на голове все сочтены. Не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц»(Мф.10:29-31).

    Но не любая отвага имеет цену в глазах Церкви. Христианское мужество вдохновляется презрением к смерти, а не презрением к жизни. Поэтому тот, кто подвергает себя опасности без видимой нужды, по неразумию, непростительной  беспечности или их желания похвалится своей храбростью, тот подвизается незаконно. Про того с горечью должно сказать, что он  не может принять на свою голову того венца, который был уготован ему за подвиг, ибо «если же кто и подвизается, не увенчается, если незаконно будет подвизатся»(2Тим.2:5). Равным образом не удостаивается венца мученика тот воин, который уходит в другой мир с ожесточенным сердцем, без чувства смирения и покаяния, не призвав на себя милосердие Божие. Страшно, но все неотвратимо предупреждение апостола Павла: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею; нет мне в том никакой пользы»(1Кор.13:3).

    По христианскому учению, смертный час- один из самых важных этапов жизни. Это возможность покаяния и искупления греха, обращения к Богу. Вспомним хотя бы разбойника, распятую одесную Христа и за одно посмертное исповедничество удостоившегося войти в рай с Самим Господом. С каким сердцем, человек уходит из этого мира, с таким он и предстает перед Судией. Поэтому христианину надлежит думать о смерти и в мирное время. «Памятование смерти» входит в число аскетических добродетелей, является одной из составляющих сознательного отношения к жизни, отличительной чертой христианина.

    И поэтому на войне, на боевом посту, при выполнении опасного задания- везде, где смерть ходит рядом- христианин должен тем более зоркр следить, что бы помыслы его были чисты и сердце не отягощено злобой, «да наглая смерть не похитит его неготового», как выражает это православная молитва, да не лишится он Царства, уготованного верным «от создания мира»(Мф.25:34). Известно, что перед исторической Бородинской битвой солдаты отказывались от водки, ибо знали, что мало кто останется в живых и хотели с незамутненным сознанием встретить этот страшный и торжественный час.

    «Эту жизнь нам Бог дал, что бы мы имели время приготовится к той»-говорил святитель Феофан Затворник. Эта жизнь коротенькая, а та не имеет конца, но вся зависти от этой- от того, как человек жил, и как принял смерть.

    «Православие во все времена относилось с глубочайшем почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних. Многих воинов Святая Церковь причислила к лику святых, учитывая их христианские добродетели и относя к ним слова Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих»(Ин.15:13)»(основы социальной концепции Русской Православной Церкви).

     

     

     

     

    Категория: Мои статьи | Добавил: Юта (06.10.2007) | Автор: Священник Николай Ершов
    Просмотров: 287
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    » Поиск

    » Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz